Библиотека "Полка букиниста"
Значимые книги отечественных и зарубежных авторов

М.Н. Афанасьев. Клиентелизм и российская государственность

Клиентелизм и бюрократия

Страницы:
|все|
| 01 | 02 | 03 | 04 |

Московская служба наследовала феодальной системе княжеско-боярского вассалитета и кормлений, но нацелена была на экспроприацию политической и шире - социальной самостоятельности аристократии, на превращение княжья, боярства, детей боярских, дворян не столько даже в частных лиц (частных господ), сколько в агентов верховной власти. Служилое государство сокрушило феодализм, однако уже внутри себя воспроизвело аристократическую, сеньориально-клиентельную тенденцию. Последнюю выражало и местничество московского боярства, и выделение сановной, титулованной знати в среде служилого класса. Наконец, вольность, дарованная дворянству указами 1762 и 1785 гг., европеизация имперского стиля и господского быта усилили аристократическую тенденцию и одновременно привели к известной противоположности, даже противоречиям между дворянством (не только радикальной дворянской интеллигенцией, но и косной помещичьей средой) и бюрократией, наполовину разночинской, но в верхах своих вполне дворянской.47 Не менее важно выражение сеньориально-клиентельной тенденции непосредственно в административной практике, в быстро растущем аппарате управления. В.О.Ключевский, описывая областное управление русских удельных княжеств: широту власти наместников и волостелей, создававших управленческий штат из своих же дворовых людей, отсутствие постоянного правительственного контроля, - затруднился определить такую систему как централизацию либо местное самоуправление и назвал ее локализацией управления48. Ключевский противопоставлял наместнику удельного периода его административных преемников - воеводу и губернатора; полагаю, что нужно теперь подчеркнуть именно преемственность. Хотя воевода - не самостоятельный наместник (он исполняет подробные наказы и предписания из Москвы) и не кормленщик (казенные доходы ведает целиком на государя, кормов от населения получать не должен), на деле он - почти бесконтрольный распорядитель судеб местного населения, а скудость правительственных средств оставляет воевод и весь их штат кормиться "от дел". В 1720 г. князю Гагарину, губернатору сибирскому, скопившему безмерные богатства за счет обворовывания казны и грабежа населения, пришлось отрубить голову. Но и в XIX в. генерал-губернаторы и губернаторы были похожи на владетельных князей, чиновничество губернского города "N" - на губернаторскую дворню, и пословица "до Бога высоко, до Царя далеко..." отнюдь не потеряла своей злободневности.

Пожалуй, термин локализация можно применить для обозначения важной тенденции уже в приказно-воеводском, а потом и в имперско-бюрократическом управлении. Образующаяся терминологическая напряженность здесь весьма кстати: она выражает противоречивость описываемого социального процесса. Нужно уяснить, удержать в понятии это внутреннее противоречие. Речь ведь идет не о естественной, "монадной" локализации социальных ячеек традиционного типа. Нет уже речи ни о феодальном иммунитете, ни о "нормальной" феодализации слуг-министериалов. В российском случае локализация суть неожиданный результат, "эмерджентный эффект" (Будон) государственной, самодержавной централизации социального управления, а точнее - эффект освоения структуры самодержавной власти ее агентами. Это локализация власти внутри патримониальной бюрократии, причем такой, где отмеченная Вебером экспроприация ресурсов и атрибутов самостоятельной власти у членов "штаба управления" проведена с невиданной для Европы последовательностью! К столь противоречивому результату вел уже размер царского "штаба управления" - русской служилой системы, ее, так сказать, удельный объем в обществе; административные дистанции огромного размера умножались к тому же географическим простором Отечества. Следующими причинами локализации управления и роста персональной начальственной власти были последовательная монополизация властных полномочий на всех уровнях административной иерархии в руках соответствующего начальника и отсутствие контроля снизу - со стороны деградировавшего земского, посадского, корпоративного самоуправления49. Следует подчеркнуть, что сила мелких и крупных начальников стала русским обычаем, однако, не опираясь ни на традиционный, ни на договорный баланс социальных статусов и интересов, она не имела достаточной собственной легитимности. Всеобщая рознь правящих и подвластных почти не смягчалась промежуточными местными согласиями, - вера в Православного Царя, охраняющего Россию, принимала на себя всю тяжесть оправдания суровости и несуразностей государственного быта. Формулу массового сознания: "Царь хочет, да бояре не дают", которую обычно толкуют как выражение "монархических иллюзий" народа либо "народности самодержавия", - нужно прочувствовать в ее чрезвычайной, взыскующей напряженности.

дальше

 


Добавить в избранное
На главную
Новые поступления в библиотеку
Бизнес и экономика, менеджмент и маркетинг
Восстановление и укрепление здоровья
Эзотерика и мистика, магия и религия
Государство и право: история и социология, политика и философия
Мобильная связь и музыка
М.Н. Афанасьев. Клиентелизм и российская государственность. К содержанию
К читателю


Все права на размещенные на сайте произведения принадлежат соответствующим правообладателям. В библиотеке Вы можете скачать книгу исключительно для ознакомления. Если Вам нравится произведение, следует приобрести его печатную версию. Берегите глаза :)
 

2006 © PolBu.Ru   При копировании и использовании материалов сайта желательна ссылка Библиотека "Полка букиниста". Спасибо, и удачи Вам!