Библиотека "Полка букиниста"
Значимые книги отечественных и зарубежных авторов

М.Н. Афанасьев. Клиентелизм и российская государственность

Тоталитаризм и государство

Страницы:
|все|
| 01 | 02 | 03 | 04 |

Страны, где в XX в. сформировались тоталитарные режимы, относились к так называемому второму эшелону капитализма, характерное для них "догоняющее" развитие было сопряжено с острыми внутренними и внешнеполитическими конфликтами16. Переход от традиционного общества к обществу индустриальному везде и всегда связан со структурными и культурными кризисами, с маргинализацией значительных слоев населения, выпадающих из привычных социальных ниш. Утрата традиционных социальных ролей и статусов - это трагедии людей; лишь меньшинство из них готово противостоять хаосу, осваивать новые роли и создавать новый социальный порядок, большинство же ищет убежища, попадая в ситуацию, которую Эрих Фромм назвал бегством от свободы17. Переходные общества с многоукладной экономикой и не сложившейся новой социальной структурой оказались в ситуации наложения разнотипных противоречий (внутри различных укладов и между ними), которая усугублялась геополитической напряженностью конца XIX - начала XX вв.; все это вызывало попытки "ускорить историю" путем того или иного варианта мобилизационного развития. Первая мировая война, которую Ленин в силу своей специфической логики профессионального революционера рассматривал как гигантский ускоритель развития, вывела маргинализацию за критическую черту, устроив массовое столпотворение, превратив массы людей в стрессированные толпы18. Подобно свободным электронам, масса лишившихся социальных связей, стрессированных индивидов обладает чрезвычайной идеологической проводимостью; одержимые идеей массы или, если угодно, овладевшие массами идеи движут историю и нередко разрушают культуру.19 Такое антиструктурное состояние, движение-братство антрополог В.Тэрнер назвал "коммунитас". "Преувеличение коммунитас в определенных религиозных или политических движениях уравнительного типа, - отмечает Тэрнер, - может вскоре смениться деспотизмом, сверхбюрократизацией или другими видами структурного ужесточения... люди, живущие в общине, рано или поздно начинают требовать чьей-либо абсолютной власти - будь то со стороны религиозной догмы, боговдохновенного вождя или диктатора"20.

Коммунизм и фашизм как раз и предлагали новый порядок, в поисках которого мучилось общество. По точному замечанию Н.А.Бердяева, социализм "есть лишь обратная сторона атомистического распада, механическое сцепление атомов"21. Тайна тоталитарных режимов XX века заключается в том, что они замещали действительный исторический синтез современных и традиционных структур, выступали ложно-альтернативными (буржуазно-индивидуалистическому, классово-антагонистическому, кризисному развитию) формами социальной интеграции. Если в большевистской программе действий по превращению империалистической войны в гражданскую (которая должна стать детонатором мировой революции пролетариата) тоталитаризм содержался, так сказать, в интенции, то фашизм, возникший в качестве реакции и на буржуазный либерализм, и на марксистский интернационализм, изначально был ориентирован на принудительную социальную, точнее национальную монолитность.22 В то время как Сталин развивал ленинскую теорию и практику классовой борьбы, Гитлер призывал партию объявить войну классовым и сословным предрассудкам во имя единства нации.23 С победой социализма в СССР, т.е. с ликвидацией и репрессированием значительной части населения, с превращением социума "партия-пролетариат" в социум "партия-народ" большевики, так же как и национал-социалисты, заговорили о нераздельном единстве советского общества; при этом официальная идеология "марксизма-ленинизма" обогатилась национал-имперскими обертонами24.

Тоталитарные партии-движения для реализации своих планов социального переустройства должны были подчинить себе государство. Поэтому фашисты были крайними государственниками. "Всё внутри государства, ничего вне государства и ничего против государства", - так говорил Муссолини. Коммунисты, как известно, наоборот считали себя антигосударственниками. Маркс даже "диктатуру пролетариата" представлял как отмирание государства: с народной милицией вместо армии, без политической полиции, более того - он ни словом не упомянул о направляющей роли партии революционеров! Молчание Маркса по этому вопросу примечательно, молчание Ленина - красноречиво: он выписывает и толкует все слова Маркса и Энгельса о диктатуре пролетариата, но "не замечает" отсутствия в их концепции того элемента, который составляет ядро его собственной политической программы. Поразительно, но факт - огосударствление, бюрократизация общественной жизни в 1917-1920 гг. были для большевиков во многом непредвиденными и некоторое время оставалось неосознаваемыми: новые партийно-государственные и огосударствленные структуры понимались в категориях классического марксизма как органы классовой самодеятельности. Расхождение пролетарского мифа и партийной практики вызвало даже внутрипартийный кризис. В результате "рабочая оппозиция" была обвинена Лениным в детской болезни "левизны", а теоретические несообразности были объяснены посредством метафизических ссылок на классовую сущность новых "органов" и концепции усиления (государства) перед отмиранием.

дальше

 


Добавить в избранное
На главную
Новые поступления в библиотеку
Бизнес и экономика, менеджмент и маркетинг
Восстановление и укрепление здоровья
Эзотерика и мистика, магия и религия
Государство и право: история и социология, политика и философия
Мобильная связь и музыка
М.Н. Афанасьев. Клиентелизм и российская государственность. К содержанию
К читателю


Все права на размещенные на сайте произведения принадлежат соответствующим правообладателям. В библиотеке Вы можете скачать книгу исключительно для ознакомления. Если Вам нравится произведение, следует приобрести его печатную версию. Берегите глаза :)
 

2006 © PolBu.Ru   При копировании и использовании материалов сайта желательна ссылка Библиотека "Полка букиниста". Спасибо, и удачи Вам!