Библиотека "Полка букиниста"
Значимые книги отечественных и зарубежных авторов

М.Н. Афанасьев. Клиентелизм и российская государственность

Идеальнотипическое определение

Страницы:
|все|
| 01 | 02 | 03 | 04 | 05 |
| 06 | 07 | 08 |

Затруднения с адекватным описанием бытия постсоветских "верхов" обнаруживают существенную противоречивость самого предмета анализа: новые правящие группы, обязанные своим становлением распаду номенклатуры, сами являются продуктом распада. Поэтому нынешнее, посттоталитарное состояние "верхов", как и социума в целом, характеризуется прежде всего кризисом социально-групповой идентичности и отсутствием устойчивых форм социальной консолидации. Отсюда - постоянно "ускользающий" объект исследования: элиты, господствующий класс, постноменклатурные образования... Социолог, собравшись дать групповой портрет, начинает блуждать в поисках социальной натуры. Становящаяся конфигурация правящего слоя размывается двумя тенденциями, по видимости противонаправленными, но имеющими один корень. Это, с одной стороны, замедлившаяся, а в ряде регионов и приостановленная, дифференциация властвующих постноменклатурных образований, непреодоленный посттоталитарный синкретизм социальной власти; с другой стороны, неразвитость социального корпоративизма - элитарного в том числе: преобладание центробежных, асоциальных устремлений и действий, постоянно раскалывающих изнутри с трудом формирующиеся макрогруппы.

Указанные тенденции, определяющие образ деятельности сегодняшних правящих, коренятся, конечно же, в социальной практике номенклатуры. Следует напомнить, что в номенклатурной системе таких корпораций, как чиновничество, директорат, генералитет и пр., просто не было - была общность профессионально-карьерная, психологическая ("аппарат", "хозяйственники" и т.п.), но все это аморфно и, так сказать, факультативно; главное же - сама номенклатура. Попутно выражу сомнение в содержательности ретроспективных описаний номенклатурного управления "народным хозяйством" посредством заемного слова "лоббизм", если, конечно, иметь в виду не только непременные прогулки по коридорам, но целостный политологический концепт. И уж вовсе заблуждением представляется мне трактовка той системы как корпоративизма24. Социальный порядок в номенклатурно организованном социуме даже на микроуровне не созидался индивидами, а выступал для них внешним, причем обязательным условием деятельности. Естественные же связи индивидов приобретали асоциальный характер: вместо общественного договора о нормах и ответственности сложился всеобщий обычай "нормальных" правонарушений и "справедливой" нормы социального паразитизма. "Общество" оторвалось от индивидов, а локальное сообщество деградировало в "общак". Распад тоталитарного порядка обнаружил не просто "угнетенную" социальность, но прежде всего и главным образом - именно превращенные, "теневые" социальные (во многих случаях точнее было бы сказать - асоциальные) формы. Социально-деятельностное наследство посттоталитарных "верхов" - это массоподобие совпартхозактива25 и "личные связи" его функционеров, которые составили их первоначальный капитал "на пути к рынку".

С распадом номенклатурных институтов социум атомизируется: массы индивидов, без привычки, без навыка взаимодействия в больших и малых ассоциациях, испытывают стойкое недоверие не только к властям, но к самому занятию политикой и, кажется, ко всему тому, что принято называть общественной деятельностью. Неограниченный - не творческий, а потребительский - индивидуализм, требовательный только к другим, к "обществу", к "государству", к "начальству", стал массовым умонастроением.26 Социальные связи примитивизируются - преобладают самые простые и непосредственные. Помимо семейно-родственных уз, такими наименее институциолизированными, но широко распространенными связями являются отношения личной преданности и покровительства. Клиентарные отношения являются повседневными, непосредственными, ближними связями, - притом такими связями, в которых "советский человек" привык максимально выражать свою индивидуальность27. Составляя нижний этаж социума, клиентарные отношения при всех институциональных потрясениях остались социальной матрицей, которая воспроизводится в самых различных сферах общественной жизни, даже в "очагах модернизации". С началом перестройки, которая ускорила нарастание системного кризиса, именно частные клики "номенклатурщиков" - а не "номенклатура" (как целое, как функциональное образование тотальной общности) - стали получателями "деятельностных", как их называет О.В.Крыштановская, привилегий, то есть получили право делать то, что другим еще запрещается, и извлекать из этого прибыль28. Борьба клик и личных группировок, ведшаяся вполне традиционными, привычными способами, в изменившейся социальной ситуации способствовала расколу номенклатуры, без которого не начались бы и реформы; эта же борьба во многом обусловила перипетии послеперестроечного передела власти и раздела собственности.

дальше

 


Добавить в избранное
На главную
Новые поступления в библиотеку
Бизнес и экономика, менеджмент и маркетинг
Восстановление и укрепление здоровья
Эзотерика и мистика, магия и религия
Государство и право: история и социология, политика и философия
Мобильная связь и музыка
М.Н. Афанасьев. Клиентелизм и российская государственность. К содержанию
К читателю


Все права на размещенные на сайте произведения принадлежат соответствующим правообладателям. В библиотеке Вы можете скачать книгу исключительно для ознакомления. Если Вам нравится произведение, следует приобрести его печатную версию. Берегите глаза :)
 

2006 © PolBu.Ru   При копировании и использовании материалов сайта желательна ссылка Библиотека "Полка букиниста". Спасибо, и удачи Вам!