Библиотека "Полка букиниста"
Значимые книги отечественных и зарубежных авторов

Л.Н. Алисова, З.Т. Голенкова. Политическая социология

Российские проблемы

Страницы:
|все|
| 01 | 02 | 03 | 04 | 05 |

Рассматривая основные элементы гражданского общества применительно к российским реалиям, следует исходить из того, что право и свободы человека и гражданина являются основной детерминантой политической системы общества, которое стремится быть открытым и демократическим. Положение человека в социалистическом и постсоциалистическом обществах намного важнее, чем другие элементы, через которые определяли социализм до сих пор. Это были собственность на средства производства, господствовавший тип общественного распределения, монопольное положение коммунистической партии. В рамках теоретической посылки, что постсоциалистическим обществам следует возвратить “человеческое лицо”, должно быть реабилитировано и понятие гражданства, т. е. следует возвратить человеку политическую и экономическую субъектность, моральную, религиозную и творческую автономию. Трудно предположить, что человек может быть свободным, когда экономическая монополия любого рода неизбежно служит ограничением его активности.

За годы реформирования в России произошли существенные изменения в направлении формирования гражданского общества. Возникли элементы рыночной инфраструктуры, в первую очередь банковской и торговой, был ликвидирован в значительной мере товарный дефицит, приостановлен интенсивный рост цен. Однако на фоне позитивных изменений происходят падение производительности труда и ослабление его мотивации, сокращается объем производства, снижаются качество и уровень жизни широких масс населения.

На протяжении последнего десятилетия в России идет массовое обнищание населения в целом, и особенно тех социальных слоев (средние слои, молодежь), которые должны быть наиболее заинтересованы в развитии гражданского общества. Положение тех, у кого основным источником доходов остается заработная плата и социальные выплаты, продолжает ухудшаться несмотря на то, что большинство работающих продолжают трудиться добросовестно. Около 22% населения России в 1997 г. имели денежные доходы ниже прожиточного минимума2. Одна треть населения едва сводит концы с концами. Значительно ухудшилось положение работников бюджетной сферы (особенно если учесть постоянно сохраняющуюся задолженность по выплате заработной платы). В настоящее время размер ставок (окладов) работников первых 14 разрядов единой тарифной сетки ниже прожиточного минимума. Межотраслевое и межрегиональное неравенство в заработной плате также продолжает углубляться, составив в 1997 г. отношение 1:10. К этому еще следует добавить и рост безработицы — 9% экономически активного населения. А если учесть скрытую безработицу, то этот процент значительно возрастет. Ситуация резко усложняется, если вспомнить о слабой материальной базе культуры, образования, искусства, всей духовной жизни в целом как важнейшей предпосылке развития гражданской культуры и гражданского общества. Равенство в бедности в обществе, которое традиционно не было склонно к социальным различиям, создает солидную социальную основу для авторитарного режима, комбинируемого с националистическим популизмом.

Процесс ускоренного социального расслоения охватывает российское общество неравномерно. Все резче верхние слои отделяются от массовых слоев, концентрирующихся на полюсе бедности. Накладывающиеся друг на друга процессы обнищания населения и растущего социального расслоения приводят к гипертрофированным формам социального неравенства и, образно говоря, создают “поле слез” и “поле чудес”. Разрыв в уровнях зарплаты 10% самых низкооплачиваемых и 10% высокооплачиваемых россиян в декабре 1997 г. был 13-кратным (по официальным данным, которые существенно занижены). В странах с рыночной экономикой такое соотношение не превышает, как правило, 5 раз. Следует отметить, что приведенные цифры характеризуют легальный сегмент экономики. Подобное соотношение чревато социально-политическими потрясениями, а не социальным миром.

Результаты социологических исследований подтверждают, что в массовом сознании создается представление о том, что богатство в наше время приобретено многими индивидами и группами несправедливо. На вопрос: “Что помогло разбогатеть многим людям сегодня?”, заданный в рамках ежегодного исследования Института социологии РАН, 88% ответили, что помогла занимаемая ранее влиятельная должность; 84% — разграбление и присвоение государственной собственности; 84% — родственные связи и лишь 14% ответили, что помогла предприимчивость.

В современном российском обществе средний класс, как он понимается в западных сообществах, находится в зародышевом состоянии. Если процесс реформирования России удастся направить в благоприятное русло, то вследствие изменений в экономической структуре средние слои будут все более поглощать прежние социальные слои и классы и станут важной социальной силой. Правда, сегодня трудно сказать, станут ли они гарантом развития гражданского общества, как на Западе, поскольку “новые русские” ориентированы пока не на производство, а на перераспределение благ, и это обстоятельство может оказаться решающим для будущего страны.

Большинство российского населения стало равным в бедности и сильно зависимым от государства, вернее, от государственных чиновников, бюрократии (задержки с выплатой зарплаты, отсутствие частной собственности у большинства населения и т. д.).

Формирование и развитие институтов гражданского общества предполагает наличие свободных, экономически независимых, самостоятельных и самоосознающих себя граждан. Это сложно сказать о гражданах России, поскольку сужается пространство индивидуальной свободы и прав (скажем, право на труд фактически поставлено под угрозу).

Существенным элементом гражданского общества является верховенство права. Это шире, чем идея правового государства. Идея правового государства пришла из немецкой политической и правовой теории и вначале означала ограничение государственной администрации правом, законом. Но само государство могло быть авторитарным, так как концепция правового государства не ограничивает принимающего законы в том, каковы должны быть эти законы и до каких границ по отношению к правам человека они могут распространяться. Поэтому правовое государство могло быть не только авторитарным, если законодательный орган не избран демократически, но и тоталитарным, когда законы простираются на все стороны общественной и частной жизни, т. е. возможна так называемая “тоталитарная демократия”, или тирания большинства с помощью закона.

Немецкая теория была подчеркнуто этатистской. И у Гегеля государство понимается как сфера обобществления, которая в ценностном и в правовом смысле стоит над обществом. В свою очередь идея о господстве права, развиваемая в англосаксонской политической и правовой философии, намного шире и больше соответствует пониманию правового государства в наше время. Верховенство права подразумевает, что ни один субъект не может нарушать установленные правила, в том числе и законодатель. Меньшинству также гарантированы необходимые права, а сами правила устанавливаются в соответствии с определенными принципами и в рамках демократических учреждений. “Ни для одного человека, находящегося в гражданском обществе, не может быть сделано исключение из законов этого общества”,— писал в свое время Дж. Локк. Единые требования предъявляются ко всем членам гражданского общества, где двойной стандарт неприемлем и морально осуждается. Но в то же время, как писал в свое время В. О. Ключевский, “право — исторический показатель, а не исторический фактор, термометр, а не температура... Закон — рычаг, который движет тяжеловесный, неуклюжий и шумный паровоз общественной жизни, называемый правительством, рычаг, но не пар”. И тем не менее без правового государства, когда само государство, все социальные общности, отдельный индивид уважают право и находятся в одинаковом отношении к нему, нет гражданского общества. Право здесь выступает способом взаимосвязи государства, общества и индивида. Верховенство закона, гарантии прав личности, взаимная ответственность государства и личности, принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную — необходимые условия невмешательства государства в дела гражданского общества.

В настоящее же время в России чиновничий аппарат, представляющий государство на всех уровнях, воспользовавшись “смутным” переходным временем, осуществил “приватизацию государства”, “переписав на себя” гигантские “ломти” бывшей госсобственности (например, “Газпром” и др.). Парадоксальным образом у нас реализовалась Марксова оценка прусского государства как “частной собственности бюрократии”.

В российском обществе получила широкое распространение коррупция. Криминализированное и коррумпированное государство — основное ^препятствие для развития гражданского общества. Т. Пейн в свое время справедливо предупреждал, что деспотическое государство — вид гриба, вырастающего на “почве” коррумпированного общества.

Все это вместе взятое в условиях правового беспредела привело к разрушению целостности российского общества, росту в нем аномии, если воспользоваться термином Э. Дюркгейма. Свидетельством чему является то кризисное состояние, которое фиксируется по всем социально-экономическим и другим показателям ООН и существенно сужает рамки развития гражданского общества в России. В настоящее время население в своем большинстве не доверяет ни одному из институтов власти (правительство, президент, Совет Федерации, Государственная Дума, руководители регионов, суд, милиция, прокуратура и т.д.): от 50 до 6896 опрошенных в мае 1996 г. отказали им в доверии. И данная тенденция еще усилилась в последующие годы.

Ослабление государственной власти в условиях неразвитого гражданского общества — большая проблема. Только тогда, когда человек как индивид превращается в экономического и политического субъекта, он естественно включается в более широкие экономические и политические ассоциации и общности, результатами деятельности которых обменивается с другими людьми. Это ведет к усложнению экономической жизни.

Отношения личного, частного и общественного в гражданском обществе должны быть уравновешены, ибо концепция гражданского общества подразумевает и определенную автономию общественных сфер.

Автономия общества — важный элемент гражданского общества, означающий самостоятельность и самодеятельность различных общественных сфер и ассоциаций: экономики, т. е. производства в широком смысле, профсоюзов, университетов, печати, науки, общественных объединений граждан, церкви, религиозных объединений и т. д. Роль государства по отношению к этим общественным агентам должна сводиться к установлению самых общих рамок в виде закона, регулирующего правила игры, которых необходимо придерживаться, чтобы сохранить права и свободы для всех членов общества. Экономический, социальный, политический и культурный плюрализм, являющийся альфой и омегой гражданского общества, устанавливается на основе автономии общественных факторов, прав и свобод человека и гражданина.

Автономия различных сфер общества подразумевает, что они могут самоорганизовываться в соответствующие ассоциации, демократическая внутренняя жизнь которых имеет важное значение для гражданского общества. Существующие ныне в российском обществе многочисленные самостоятельные ассоциации, общества, организации, движения создают неплохие предпосылки для дальнейшего развития гражданского общества. Однако опыт развития трансформирующихся обществ, в том числе и России, свидетельствует о том, что появление добровольных ассоциаций, направленных против господства государства, нередко приводило к их соперничеству друг с другом за право представлять народ, результатом чего было и “огосударствление”, т. е. превращение в составную часть государственной власти (например, военизированные отряды казачества). Бесспорен также и факт, что в борьбе за народную поддержку значительное влияние приобретали движения, выступавшие с националистическими лозунгами.

Это вело к негативным последствиям, блокирующим и вытесняющим гражданское общество, когда вместо формирования различных демократически ориентированных движений, инициатив, партий, идей возникают противостоящие друг другу демократические и национальные идеи и движения, причем сегодня в России национально ориентированные субъекты (движения, партии, идеи) нередко доминируют над демократическими.

Это обстоятельство объективно работает против самой идеи гражданского общества, которая, по определению, не“,может быть реализована в политических границах закрытого национального государства. Гражданское общество в полном смысле этого слова должно быть открытым обществом. Декларируемое национальное общество, как правило, — это подтверждает опыт европейской истории — закрытое и авторитарное общество.

Важным элементом гражданского общества является “гражданская культура”, основу которой составляет демократическая политическая культура. В странах Восточной Европы преобладает авторитарный менталитет, проявляющийся в авторитарной политической культуре. Консенсус по поводу основных социальных ценностей, без чего невозможно развитие гражданского общества, подлинная интеграция людей в обществе до сих пор не достигнуты. На этой почве возникла ситуация аномии, когда одна ценностно-нормативная система разрушена, а другая еще не сформировалась. Значительное число граждан ощущает отчуждение от социальных процессов, свою социальную невостребованность. В обществе нет устоявшейся политической системы, нет четкой экономической политики, нет общей идеологии, нет общепринятой системы ценностей. В этих условиях проявляется новая тенденция, характеризующаяся комбинацией элементов новой гражданской культуры с элементами старой традиционной авторитарной культуры. Из первой берется идея (преимущественно номинально) об участии граждан в управлении, которая, однако, все более размывается в пользу господствующих элит путем насаждения теории о необходимости предоставления реальных рычагов управления избранным и подготовленным и о рациональности как легитимной основе (в веберовском понимании). В условиях нарастания аномии усиливаются авторитаристские настроения — возрастает потребность в сильном лидере, в авторитарном государстве.

Эта постоянно присутствующая сегодня в российском обществе опасность значительно возрастает, когда вместо дихотомии “гражданское общество (политическое) — государство” все четче прослеживается дихотомия “элита — масса”. На вопрос: “В чьих интересах действует правительство в настоящее время?” — 52% респондентов ответили: “В интересах отдельных групп”, 25,8% — “В интересах богатых слоев” и только 3,8% — “В интересах общества”3.

Экономическое положение в обществе высшего слоя, составляющего по разным исследованиям от 5 до 10% населения, резко отличается от положения остальных слоев. Этот слой концентрирует в своих руках как экономическую, так и политическую власть, что в условиях отсутствия демократических институций серьезно влияет на социоэкономическое положение остального населения.

В последнее время все активнее на первый план выдвигается идея соединения правового и социального государства с целью синтеза институтов либерализма (свобода, верховенство права и т. д.) и некоторых традиционных требований социализма (забота о благосостоянии граждан; создание достойных условий их существования, благоприятной среды обитания для всех; обеспечение определенной степени социального равенства; солидарность, общественная забота о слабых, поддержка талантливых и т. д.).

Социально ориентированное государство формирует новый тип социальных связей между людьми, основанный на принципах социальной справедливости, социального сотрудничества и гражданского согласия. Оно берет на себя ответственность за поддержание стабильного социально-экономического положения своих граждан и социального мира в обществе. Многие индустриально развитые страны сегодня стремятся реализовать такой подход в государственном строительстве. При подобном подходе государство понимается как механизм управления делами общества, т. е. регулирования общественных отношений и учета интересов различных групп населения, снятия или смягчения противоречий и поиска гражданского согласия, иными словами, как механизм, осуществляющий функцию интегрирования общества, в котором сталкиваются групповые интересы не только на классовой основе, но и на национальной, конфессиональной, экономической и др. При этом государство воспринимается не как безликое коллективное сообщество граждан, в котором индивидуальность растворена, а как объединение свободных индивидов на солидарной основе. Этот синтез нелегок и непрост, так как часто речь идет о противоположных идеях. Нелегко примирить, например, конкуренцию и рынок с некоторыми идеями о ликвидации эксплуатации и с участием в управлении производителей; идею социального партнерства — с прибылью как мотивацией к труду и т. д. Либеральное государство не оглядывается на “социальный вопрос”, который должно было решать социалистическое государство, а последнее не обеспечивало свободу человеку и творчество (в том числе и экономическо-производительное), поэтому поиск путей синтеза внешне полярных идей труден, но необходим. Концепция правового государства сегодня должна дополняться и корректироваться, по крайней мере минимальными элементами социального государства, хотя вполне очевидно, что фактические гарантии, особенно социально-экономических прав и свобод, зависят не только от принятых подходов и декларируемых принципов, но и от реальных возможностей самого государства.

Встает вопрос: в какой мере концепция гражданского общества и правового государства вписывается в нашу действительность, где политическую жизнь характеризуют авторитарность и всплески националистических и популистских заявлений политических лидеров? Современное российское общество является квазигражданским, его структуры и институты, обладая многими формальными признаками гражданского общества, не выполняют в полной мере его функции. С этим и связана часто звучащая пессимистическая оценка перспектив развития гражданского общества в современной России, объясняющая это российской спецификой. В преодолении такого состояния, обусловленного процессом трансформации, включающим в себя противоречия процессов деэтатизации, деидеологизации, приватизации, и состоит специфика современного этапа развития всех постсоциалистических обществ, включая Россию.

Дело в том, что перед государствами этих стран встала задача создания новых взаимоотношений с гражданским обществом, находящимся в стадии становления. У населения традиционно сильны надежды на помощь со стороны государства, так как ценности свободы, частной собственности, индивидуализма длительное время не имели широкого распространения в общественном сознании. Поэтому ослабление социальной функции государства привело к росту конфликтов на постсоветском пространстве. Камнем преткновения становится и аппарат государственного управления, который явно “не дотягивает” до веберовских стандартов рациональной бюрократии, допуская такую степень индифферентности по отношению к обществу, которую в наше время не может себе позволить даже самое либеральное из современных западных обществ4. Сегодня этот аппарат фактически бесконтролен.

Подводя некоторые итоги, можно сделать вывод, что для создания необходимых предпосылок развития гражданского общества в России требуется выполнение ряда условий, и прежде всего учета того, что длительное подавление элементов гражданского общества определило неуправляемый, нередко разрушительный характер демократических преобразований в России, ориентированных по преимуществу на уничтожение созданных ранее социальных институтов (как сферы “несвободы”) и поощрение стихийных тенденций общественного развития (“свободы”), что в условиях неупорядоченности правовой составляющей приводит к хаотичному состоянию общества, усиливаемому эффектом поликультурности, поликонфессиональности и полиэтничности.

Цитируемая литература

1 Грамши А. Избр. соч. Т. 3. М., 1957. С. 200.

2 Россия в цифрах. М., 1997. С. 51.

3 См. подробнее: Гражданское общество: теория, история, современность / Отв. ред. 3. Т. Голенкова. М., 1999. С. 25.

4 См.: Облонский А Бюрократия: теория, история, современность // Знамя. 1997. № 7.

дальше

 

Добавить в избранное
На главную
Новые поступления в библиотеку
Бизнес и экономика, менеджмент и маркетинг
Восстановление и укрепление здоровья
Эзотерика и мистика, магия и религия
Государство и право: история и социология, политика и философия
Мобильная связь и музыка
Л.Н. Алисова, З.Т. Голенкова. Политическая социология. К содержанию
К читателю


Все права на размещенные на сайте произведения принадлежат соответствующим правообладателям. В библиотеке Вы можете скачать книгу исключительно для ознакомления. Если Вам нравится произведение, следует приобрести его печатную версию. Берегите глаза :)
 

2006 © PolBu.Ru   При копировании и использовании материалов сайта желательна ссылка Библиотека "Полка букиниста". Спасибо, и удачи Вам!