Библиотека "Полка букиниста"
Значимые книги отечественных и зарубежных авторов

В.Ф. Асмус. Историко-философские этюды

Бергсон и его критика интеллекта

Страницы:
|все|
| 01 | 02 | 03 | 04 | 05 |
| 06 | 07 | 08 | 09 | 10 |
| 11 | 12 | 13 | 14 |

В логике примером этой неспособности Бергсон считает господствующее в этой науке понимание отрицания. Обычные логические теории считают отрицание вполне "симметричным" утверждению. Исключая из логики рассмотрение связи логического с волей, эти теории интеллектуа-лизируют логику, и в частности интеллектуализируют природу логического отрицания. Примыкая к трактовке отрицания, намеченной Декартом и Кантом, но подробно развитой в XIX в. X. Зигвартом, В. Виндельбандом, Г. Бергманом и другими идеалистами волюнтаристического толка, Бергсон доказывает, будто отрицание есть только попытка устранить возможное утверждение. "...В то время, как утверждение относится к вещи непосредственно, отрицание имеет в виду вещь только косвенным образом, через посредство утверждения... оно отличается... от утверждения, в собственном смысле слова, тем, что оно является утверждением второй степени: оно утверждает нечто об утверждении, которое само утверждает что-нибудь о предмете" (7, 257). Отсюда Бергсон выводит, что отрицание не есть чисто интеллектуальная операция, т. е. такая, которая не была бы связана ни с каким побуждением. Отрицание всегда предполагает личность, говорящую с другой личностью, опровергающую ее и одновременно помогающую ей. Всякое отрицание выполняет два вполне определенных акта: 1) выражает интерес к утверждению - действительному или возможному, которое высказано или могло быть высказано кем-либо другим или самим лицом, высказывающим отрицание; 2) объявляет, что имеющееся налицо утверждение должно быть заменено каким-то другим, которое точно при этом не определяется. Но ни в первом, ни во втором из этих двух актов нельзя найти, по Бергсону, ничего, кроме утверждений. То, что логики считают специфическим логическим признаком отрицания, получается только от "наложения" первого акта на второй.

Отсюда Бергсон далее выводит, что всякое отрицательное суждение всегда есть суждение о существовании (экзистенциальное суждение). Когда мы мыслим суждение "предмет А не существует", то уже одним тем, что мы говорим "предмет А", мы приписываем ему род существования, хотя бы это было существование в простой возможности. Прибавляя затем слова "не существует", мы можем понимать под этим только то, что если бы мы пошли дальше и возвели возможный предмет в реальный, то мы ошиблись бы, и что возможное, о котором мы говорим, исключено из наличной реальности, как несовместимое с ней.

Таким образом, суждения, посредством которых мыслится несуществование какой-нибудь вещи, являются "суждениями, формулирующими контраст между возможным и действительным (т. е. между двумя родами существования, одним мыслимым и другим констатируемым) в тех случаях, когда личность, реальная или воображаемая, заблуждалась, считая, что была реализована известная возможность. На месте этой возможности оказывается реальность, которая от нее отличается и ее изгоняет: отрицательное суждение выражает этот контраст, но оно его выражает в форме намеренно неполной...": вместо того чтобы утверждать, что второй член заменяет первый, все внимание, направлявшееся с самого начала на первый, удерживают на нем, и только на нем. Так "произносят суждение о суждении вместо того, чтобы судить о вещи (курсив мой.- В. A.)t> (там же, 259; 260).

Критикуя ограниченность интеллектуалистических методов познания, их неадекватность реальным процессам жизни и реальным операциям мышления, Бергсон в то же время настаивает на том, что познание действительной сущности вещей не совершенно недоступно.

Чтобы познать действительную сущность вещей, человек должен мощным волевым усилием преодолеть практическую точку зрения, отрешиться от интеллектуалистических привычек, взглянуть на вещи "незаинтересованным" взглядом. Тогда познание его станет познанием уже не одних только отношений между вещами, а познанием самих вещей. Это уже познание не посредством логических понятий, а посредством интуиции.

Интуиция - непосредственное постижение сущности вещей. Интуиция постигает жизнь как жизнь, а не как механический пространственный образ жизни, омертвляющий и искажающий творческий процесс ее развития. Но интуиция Бергсона - не чувственная интуиция Фейербаха и не интеллектуальная интуиция рационалистов XVII в.- Декарта и Лейбница. Это - алогическая интуиция романтиков, Шеллинга и Шопенгауэра. Ее условие - отказ QT; форм логического мышления, и прежде всего от логических форм понятия. Ее критерий - не материальная практика, а непосредственная очевидность созерцания, выключенного из всех практических отношений.

Как всякая идеалистическая теория, теория бергсонов-ского интуитивизма имеет свой гносеологический корень, вырастает из некоторой действительной черты познания, отражением которой, вернее извращением которой оно является. Для интуитивизма Бергсона эта черта - односторонность и недостаточность механистического понимания процессов жизни и развития. Опора бергсонизма и источник его обаятельности в глазах широких кругов читателей - в критике механицизма.

Но механицизм может быть предметом критики с совершенно противоположных позиций. Критиковать механицизм необходимо, но с позиций диалектического материализма, как учение, недостаток которого не в том, что это учение материалистическое, а в том, что, будучи материалистическим, оно не есть учение диалектическое. Именно так критиковали механицизм Дюринга основатели марксизма.

Однако механицизм критиковали и критикуют также с противоположных позиций - идеализма - как учение, недостаток которого не в том, что это - учение механистическое, а - прежде всего и главным образом - в том, что теоретической основой этого механицизма является материализм и предпосылка познаваемости материальных процессов в интеллектуальных формах мышления.

Именно с этой последней точки зрения критикует механицизм Бергсон. Правда, он не жалеет усилий, чтобы представить свою философскую позицию как таковую, которая будто бы возвышается над противоположностью материализма и идеализма. Он-де вскрывает и критикует предрассудки и заблуждения, общие обоим этим враждующим направлениям. Однако усилия Бергсона тщетны. На деле все острие его критики направлено против материалистических оснований механицизма.

Несостоятельность этой критики бьет в глаза. Как идеалист, Бергсон противопоставляет друг другу практику и теорию, действие и познание. Для него, как для метафизика, незыблемой представляется антитеза: или практическое действие - и тогда невозможно адекватное познание; или адекватное познание возможно, но тогда познание это не может быть познанием, осуществляемым в формах интеллекта и интеллектуалистической логики.

В.Ф. Асмус. Историко-философские этюды. Бергсон и его критика интеллекта. К началу

дальше

 

Добавить в избранное
На главную
Новые поступления в библиотеку
Бизнес и экономика, менеджмент и маркетинг
Восстановление и укрепление здоровья
Эзотерика и мистика, магия и религия
Государство и право: история и социология, политика и философия
Мобильная связь и музыка
В.Ф. Асмус. Историко-философские этюды. К содержанию
К читателю


Все права на размещенные на сайте произведения принадлежат соответствующим правообладателям. В библиотеке Вы можете скачать книгу исключительно для ознакомления. Если Вам нравится произведение, следует приобрести его печатную версию. Берегите глаза :)
 

2006 © PolBu.Ru   При копировании и использовании материалов сайта желательна ссылка Библиотека "Полка букиниста". Спасибо, и удачи Вам!