Библиотека "Полка букиниста"
Значимые книги отечественных и зарубежных авторов

М.Н. Эпштейн. Философия возможного

Умножение сущностей

Страницы:
|все|
| 01 | 02 | 03 | 04 |

С "обобщением", т. е. переходом от многого к одному, связана и другая методологическая установка философии - "экономии мышления", или "сокращения сущностей". Поскольку задача философии на протяжении веков трактовалась как обобщение, сведение разного к общему, стяжение всех цветков в "растение", а всех растений - в "природу", то в итоге каждый философ в конце концов приближался к одной сущности, из которой выводил все остальные. Все индивидуальные явления были только формами и видоизменениями общего принципа. Собственно, так было начиная с Фалеса, объявившего, что мироздание происходит из воды. Это означало, что и дерево, и земля, и небо - весь мир как бы насквозь "водянист", из любого предмета, как из губки, можно выжать первостихию, первоокеан, - ив результате такой выжимки от него ничего не оставалось, кроме призрачно-пористых очертаний. Так и у Платона из любого предмета можно выжать идею, а у Гегеля - абсолютную идею. Философы соревновались за то, чтобы найти как можно более общее понятие и вывести из него все явления. "Разум", "Я", "сознание", "экономический базис", "воля к власти", "всеединство", "эволюция", "творчество", "свобода", "ничто", "либидо", "бытие", "существование", "эпистема", "знак", "структура", "письмо" - таковы некоторые из этих общих понятий, из которых более или менее удачно выводились все остальные. Сначала все конкретное разнообразие мира, путем последовательных редукций и абстракций, сводилось к предельно общему понятию, а затем из этого же понятия все конкретное многообразие заново выводилось. По словам Сергея Булгакова, "все философские системы, которые только знает история философии, представляют собой... сознательные и заведомые односторонности, причем во всех них одна сторона хочет стать всем, распространиться на всё. /.../ Система есть не что иное, как сведение многого и всего к одному и, обратно - выведение этого всего или многого из одного".1

1 Кабаков И. Жизнь мух. С. 15, 16.

Философия прекрасно отработала эту двухтактную систему и вновь и вновь наслаждалась ее многообещающей простотой. Мир сводился к общему - и тут же выводился из него. Размашистый жест деревенского гармониста: сложить гармошку - и тут же лихо развернуть ее, блеснув золотыми планками. Казалось бы, мир при этом ничего не терял, он выходил из общего принципа почти таким же, каким входил в него. И все-таки - это был уже сократимый, сводимый мир. Он терял упругость и самоценность своих различий. Он был как смятый и расправленный бумажный лист, пропущенный через пресс общего принципа. Все частности приобретали декоративный характер, потому что оттеняли и вылепляли общее. Общее, добытое предыдущими мыслителями, тоже учитывалось и, в качестве частного, превзойденного момента, включалось в еще более общее. Гегель включал всю историю природы и общества в развитие абсолютной идеи, а Маркс включал саму абсолютную идею в развитие буржуазного производства, как продукт его идеологического самоотчуждения. Философия изобретала все более совершенный пресс, под которым можно было бы прокатить предыдущие обобщения и сделать их еще более общими.

Установка на обобщение действовала внутри каждой философской системы, и единственное, что спасало философию и удерживало к ней интерес, - это разность самих философских систем. Эта разность возникала за пределом самих философий, устремлявшихся к наиболее полным обобщениям. Самым ценным в философии было то, что, вопреки своим стремлениям, от мыслителя к мыслителю она становилась на себя непохожей. Возможность одного обобщения тут же предполагала возможность другого: если мир развивается из абсолютной идеи, то почему бы ему не развиваться из абсолютной воли? или почему бы самой идее не развиваться из материального производства? В возможности Гегеля была уже заложена возможность Шопенгауэра и Маркса. Поскольку одна мысль содержит возможность другой, системы следуют друг за другом в порядке альтернативных предположений.

дальше

 

Добавить в избранное
На главную
Новые поступления в библиотеку
Бизнес и экономика, менеджмент и маркетинг
Восстановление и укрепление здоровья
Эзотерика и мистика, магия и религия
Государство и право: история и социология, политика и философия
Мобильная связь и музыка
М.Н. Эпштейн. Философия возможного. К содержанию
К читателю


Все права на размещенные на сайте произведения принадлежат соответствующим правообладателям. В библиотеке Вы можете скачать книгу исключительно для ознакомления. Если Вам нравится произведение, следует приобрести его печатную версию. Берегите глаза :)
 

2006 © PolBu.Ru   При копировании и использовании материалов сайта желательна ссылка Библиотека "Полка букиниста". Спасибо, и удачи Вам!