Библиотека "Полка букиниста"
Значимые книги отечественных и зарубежных авторов

О. Есперсен. Философия грамматики

Терминология

Страницы:
|все|
| 01 | 02 | 03 |

Любая отрасль науки, которая не стоит на месте, а развивается, должна время от времени обновлять или пересматривать свою терминологию. Новые термины нужны не только для вновь открытых вещей вроде radium „радий“, ion „ион“, но и для новых понятий, возникших в результате нового осмысления уже известных фактов. Традиционные термины часто сковывают мышление исследователей и могут стать препятствием для плодотворных изысканий. Правда, раз навсегда установленная терминология, в которой значение каждого термина хорошо известно каждому читателю, представляет огромные преимущества; однако если в соответствии с установленной терминологией употребляются одни и те же термины, но значение каждого из них бывает различным в зависимости от обстоятельств или индивидуальных привычек разных авторов, то становится необходимым решить, какое значение лучше всего придать этим терминам, или же ввести новые термины, свободные от двусмысленности.

В области грамматики терминологические затруднения усугубляются тем, что многие термины восходят к донаучному времени, а многие употребляются и за пределами грамматики часто в значениях, мало похожих или совсем не похожих на технические значения, которые придаются им в грамматике; наконец, один и тот же комплект терминов применяется к языкам различного строя. Конечно, для изучающего языки очень удобно, что ему не приходится усваивать новый комплект терминов для каждого нового языка, за который он берется. Однако это имеет ценность лишь в том случае, когда грамматические факты, обозначаемые одними и теми же терминами, являются действительно аналогичными, а не настолько различными, что употребление одних и тех же терминов может вызвать в сознании учащегося путаницу.

Пренебрежительное отношение прежних грамматистов к хорошей терминологии видно из следующих примеров: термин verbum substantivum они применяют к глаголу, который меньше всех других связан с субстанцией и дальше всего отстоит от всякого существительного; далее, термин „положительный“ (положительная степень сравнения) противопоставляется не термину „отрицательный“ (как это обычно бывает), а термину „сравнительный“, наконец, термин „безличный“ обозначает некоторые функции 3-го „лица“. Очень большим неудобством является то, что многие грамматические термины имеют еще другие, не терминологические значения; поэтому иногда бывает трудно избежать таких столкновений, как This case (падеж) is found in other cases (случаях) as well; En d’autres cas on trouve aussi le nominatif; a singular use of the singular „своеобразное употребление единственного (числа)“. Когда грамматист видит слова a verbal proposition в работе по логике, он сначала склонен думать, что они имеют отношение к глаголу (verb), а поэтому могут быть противопоставлены термину nominal sentence (nominal, кстати сказать, тоже двусмысленно), пока не узнает, что это всего-навсего означает „определение слова“. Active, passive, voice, object, subject — я имел случай в различных главах этой книги показать, как повседневное употребление этих слов может ввести неосмотрительного читателя в заблуждение; англ. subject в значении „тема“ дало повод для целой дискуссии о логическом, психологическом и грамматическом подлежащем; этой дискуссии можно было бы избежать, если бы грамматисты избрали менее двусмысленный термин.

Термин neuter, помимо своих обычных значений вне сферы грамматики, имеет по крайней мере два значения в грамматике; одно из них необходимо (средний род), но без другого можно было бы обойтись: neuter verb „нейтральный глагол, т. е. ни активный, ни пассивный; непереходный глагол“, несмотря на то, что непереходный глагол является активным в том единственном смысле, в каком последовательный лингвист должен был бы употреблять слово „активный“.

Кроме того, Оксфордский словарь дает еще одно значение: „Neuter passive, having the character both of a neuter and a passive verb“ — путаница в путанице!

Плохой или ошибочный термин может повлечь за собой ошибочные правила, которые могут оказать пагубное влияние на свободное пользование языком, особенно в письменной форме. Так, термин preposition „предлог“ или скорее злополучное знание латинской этимологии этого слова вызывает нелепые возражения многих учителей и газетных редакторов против употребления предлога в конце предложения — возражения, основанные на полном незнании принципов и истории родного языка. Эти люди не учитывают двух возможностей, на которые они обратили бы внимание даже при самом поверхностном знании общего языковедения: во-первых, термин мог быть неудачным с самого начала; во-вторых, значение слова могло измениться, как это и произошло со многими словами, этимология которых теперь уже не осознается носителями языка. Ladybird „божья коровка“ не есть bird „птица“; a butterfly „бабочка“ не есть fly „муха“; blackberries „ежевика“ не бывают black „черными“, пока не созреют; в barn „амбар“ можно хранить не только barley „ячмень“ (др.-англ. bere-жrn „дом для ячменя“), a bishop „епископ“ занят многими обязанностями, а не только присматриванием (гр. epi-skopos). Почему же тогда не допустить постпозитивные предлоги , так же как допускаются adverbs „наречия“, которые не стоят при глаголе (verb)? (Например, very „очень“ все признают наречием, хотя оно никогда не определяет глагол.)

Терминологические затруднения иногда усугубляются тем, что языки с течением времени изменяются, а поэтому термины, которые являются адекватными в один период времени, могут не быть адекватными в последующий период. Совершенно верно, что падеж, стоящий после предлога to в др.-англ. to donne, был дательным, но это не дает нам основания называть do в современном to do „дательным падежом инфинитива“, как поступает Оксфордский словарь (хотя под словом dativ „дательный падеж“ это употребление не упоминается). Еще хуже, когда термины „дательный падеж“ и „родительный падеж“ применяются к современным предложным группам вроде to God и of God; см. гл. XIII.

Было бы, конечно, совершенно невозможно полностью отбросить традиционную терминологию и создать новую, придумав, например, произвольную систему терминов, сходных с терминами древних индийских грамматиков, которые создали слова lat „настоящее время“, lit „перфект“, lut „первое будущее“, Irt „второе будущее“, let „сослагательное наклонение“, lot „повелительное наклонение“, lan „имперфект“, lin „потенциалис“ и т. д. (Benfey, Geschichte der Sprachwissenschaft, 92: я опустил диакритические значки). Мы должны принять большинство старых терминов и использовать их как можно лучше, дополняя эти термины там, где это необходимо, и ограничивая значение всех старых и новых терминов, чтобы сделать их как можно более точными и однозначными. Однако сделать все это нелегко, и я вполне сочувствую Суиту, который писал мне, когда вышла его книга „A New English Grammar“: „Больше всего меня затрудняли вопросы терминологии“ .

В предыдущих главах (и ранее в книге „A Modern English Grammar“) я взял на себя смелость ввести ряд новых терминов, но я думаю, что их не очень много и они не будут трудны. В обоих отношениях мой подход выгодно отличается как от массового создания новых терминов и придания старым терминам совершенно иного значения в капитальном труде Норейна, так и от системы терминов новейших психологов. В заслугу мне надо поставить и то, что я смог выбросить за борт многие термины, которые употреблялись в прежних грамматических трудах; ненужными оказались, например, такие термины, как synalepha, crasis, synaeresis, synizesis, ekthlipsis, synekphonesis, если указать только термины одного раздела фонетической теории; в отношении „вида“ (гл. XX) я тоже постарался быть более умеренным, чем большинство современных авторов.

Среди моих новшеств я хотел бы обратить особое внимание на термины, связанные с теорией „трех рангов“; по моему мнению, несколько новых терминов позволят объяснить большое количество явлений значительно точнее и в то же время значительно более сжато, чем это было возможно до сих пор.

Приведу один пример, который встретился мне недавно. В своем трактате Фаулер (см. Н. W. Fowler, Tract XV of the Society for Pure English) говорит о месте наречий: „The word adverb is here to be taken as including adverbial phrases (e. g. for a time) and adverbial clauses (e. g. if possible), adjectives used predicatively (e. g. alone), and adverbial conjunctions (e. g. then), as well as simple adverbs such as soon and undoubtedly“. Без этих пяти строк можно было бы обойтись, если бы автор употребил мой простой термин subjunct „субъюнкт“.

дальше

 

Добавить в избранное
На главную
Новые поступления в библиотеку
Бизнес и экономика, менеджмент и маркетинг
Восстановление и укрепление здоровья
Эзотерика и мистика, магия и религия
Государство и право: история и социология, политика и философия
Мобильная связь и музыка
О. Есперсен. Философия грамматики. К содержанию
К читателю


Все права на размещенные на сайте произведения принадлежат соответствующим правообладателям. В библиотеке Вы можете скачать книгу исключительно для ознакомления. Если Вам нравится произведение, следует приобрести его печатную версию. Берегите глаза :)
 

2006 © PolBu.Ru   При копировании и использовании материалов сайта желательна ссылка Библиотека "Полка букиниста". Спасибо, и удачи Вам!