Библиотека "Полка букиниста"
Значимые книги отечественных и зарубежных авторов

О. Есперсен. Философия грамматики

Какие категории признавать

Страницы:
|все|
| 01 | 02 |

Мы исходим из того принципа, что в синтаксисе любого языка следует признавать только такие категории, которые нашли в нем формальное выражение, но при этом надо помнить, что термин „форма“ употребляется здесь в очень широком смысле, включая формальные слова и место слова в предложении. Выдвигая, таким образом, форму как высший критерий, следует, однако, остерегаться ошибочного представления, которое может показаться естественным следствием этого принципа. Мы говорим one sheep „одна овца“, many sheep „много овец“: должны ли мы утверждать, что sheep — не форма единственного числа в первом сочетании или не форма множественного числа во втором, так как оно имеет одну и ту же форму, и что эту форму скорее следует назвать „формой общего числа“, или „формой никакого числа“, или как-нибудь в этом роде? Можно было бы заявить, что cut в предложении I cut my finger every day „Я каждый день обрезаю палец“ не является формой настоящего времени, a cut в предложении I cut my finger yesterday „Я порезал палец вчера“ не является формой прошедшего времени (или претерита), поскольку эти формы в обоих предложениях одинаковы. Далее, если мы сравним our king’s love for his subjects „любовь нашего короля к своим подданным“ и Our kings love their subjects „Наши короли любят своих подданных“, мы заметим, что в обоих случаях формы одинаковы (кроме чисто условного различия, которое делается на письме, но не в устной речи, с помощью апострофа), поэтому строгий формалист считал бы себя не вправе делать какой-либо вывод относительно падежа и числа kings. А как быть с love? Данная форма не дает указаний на то, что в одном сочетании — это существительное в единственном числе, а в другом — глагол во множественном числе; и нам пришлось бы изобрести специальное название для созданной таким образом очень странной категории.

Истинная мораль, которую можно извлечь из таких примеров, состоит, по моему мнению, в следующем: неправильно рассматривать каждое языковое явление в отрыве от других; необходимо охватить взглядом язык в целом. Sheep в сочетании many sheep является формой множественного числа, поскольку в сочетании many lambs „много ягнят“ и в тысячах подобных случаев английский язык признает форму множественного числа существительных; cut в одном предложении стоит в настоящем времени, а в другом — в прошедшем, поскольку появляется различие, если местоимение I заменить местоимением he (he cuts, he cut) или если взять другой глагол (I tear „я разрываю“, I tore „я разорвал“); kings в одном случае представляет собой родительный падеж единственного числа, а в другом — именительный падеж множественного числа, что видно из сочетаний типа the man’s love for his subjects „любовь этого человека к своим подданным“ и The men love their subjects „Эти люди любят своих подданных“; и, наконец, love в одном случае существительное, а в другом — глагол, на что указывает форма в таких сочетаниях, как our king’s admiration for his subjects „восхищение короля своими подданными“ и Our kings admire their subjects „Наши короли восхищаются своими подданными“. Иначе говоря, всячески остерегаясь навязывать грамматике конкретного языка различия и категории, существующие в других языках, но не находящие формального выражения в данном языке, мы должны не менее опасаться и другой сшибки, а именно — отрицать существование различий, выражаемых формально в языке в целом, только на том основании, что в данном конкретном случае они не имеют внешнего обозначения. Вопрос о том, сколько категорий и какие именно категории различает данный язык, должен решаться для языка в целом или по крайней мере для целых разрядов слов; для этого необходимо установить те функции, которые имеют формальное выражение, даже если они выражены не во всех случаях; установленные таким образом категории следует затем применять к более или менее исключительным случаям, когда отсутствует внешняя форма, которая могла бы служить для нас руководством. В английском языке, например, мы должны будем признать множественное число у существительных, местоимений и глаголов, а у прилагательных, как и у наречий, его нет; в датском, с другой стороны, множественное число следует признать у существительных, прилагательных и местоимений, но глаголы его уже не имеют. Этот принцип нужно будет вспомнить в дальнейшем, когда мы перейдем к определению количества падежей в английском языке.

дальше

 

Добавить в избранное
На главную
Новые поступления в библиотеку
Бизнес и экономика, менеджмент и маркетинг
Восстановление и укрепление здоровья
Эзотерика и мистика, магия и религия
Государство и право: история и социология, политика и философия
Мобильная связь и музыка
О. Есперсен. Философия грамматики. К содержанию
К читателю


Все права на размещенные на сайте произведения принадлежат соответствующим правообладателям. В библиотеке Вы можете скачать книгу исключительно для ознакомления. Если Вам нравится произведение, следует приобрести его печатную версию. Берегите глаза :)
 

2006 © PolBu.Ru   При копировании и использовании материалов сайта желательна ссылка Библиотека "Полка букиниста". Спасибо, и удачи Вам!