Библиотека "Полка букиниста"
Значимые книги отечественных и зарубежных авторов

О. Есперсен. Философия грамматики

Именительный падеж и косвенные падежи

Страницы:
|все|
| 01 | 02 |

Если теперь вернуться к вопросу, поставленному в начале настоящей главы, а именно: сколько падежей можно выделить в английском предложении Peter gives Paul’s son a book, читатель, я надеюсь, не станет утверждать, что son и book стоят в разных падежах (дательном и винительном). Однако до сих пор ничего не было сказано относительно второй возможности: не имеем ли мы в обоих случаях косвенный падеж, отличный от именительного, который представлен в нашем примере словом Peter. Такую систему падежей имели существительные в старофранцузском языке: в именительном падеже мы находим формы Pierres и fils, а в косвенном — Pierre и fil. Хотя такого формального различия английские существительные не имеют, однако мне могут возразить, что, основываясь на моем принципе, я должен все же различать эти два падежа, поскольку формальные различия существуют у местоимений: I — me, he — him и т. д. Если я признаю, что sheep в сочетании many sheep употреблено во множественном числе, хотя оно и не отличается по форме от единственного (как, например, lambs в сочетании many lambs отличается от единственного lamb), и cut в определенных предложениях будет формой прошедшего времени, то не должен ли я также признать Peter и son формами именительного падежа в тех сочетаниях, где мы употребили бы форму he, и формами косвенного падежа — в сочетаниях, где мы употребили бы форму him? Все рассуждение как будто является довольно веским аргументом, но тем не менее он не представляется мне решающим. В случае sheep и cut мы имели сопоставление со словами того же разряда, и условия здесь были фактически те же самые; в случае же Peter и son мы основываемся на словах другого разряда, на местоимениях, которые обладают множеством специфических особенностей и обнаруживают различия, не свойственные никаким другим словам. Если бы мы стали на путь различения падежей, исходя из различения их у некоторых местоимений, мы могли бы с таким же правом установить категорию рода у английских существительных, поскольку родовые различия наблюдаются в he, she, it и who, what, и разбить прилагательные и существительные в форме родительного падежа на две разновидности, в зависимости от того, соответствуют ли они форме ту (адъюнкту) или форме mine (не-адъюнкту). В действительности же никакой грамматист даже не помышляет об установлении таких различий; точно так же в древнеанглийских грамматиках нигде нет даже упоминаний о двойственном числе существительных, хотя признается наличие двойственного числа у личных местоимений, где оно имеет специальные формы. Итак, мы видим, что различия, присущие и неизбежные для одного разряда слов, нельзя во всех случаях переносить на другие части речи.

Что касается значения именительного падежа в отличие от других падежей, то существует традиция, восходящая к латинской грамматике, считать само собой разумеющимся, что в именительном падеже ставится не только подлежащее предложения, но и предикатив. Однако с точки зрения логики это не единственно возможное утверждение, поскольку подлежащее и предикатив в смысловом отношении не являются ни тождественными, ни даже необходимо родственными по своему характеру. Здесь, как и в прочих случаях, для расширения кругозора полезно посмотреть, как те же понятия выражаются в других языках. В финском языке предикатив имеет форму (1) именительного падежа, например Pojat ovat iloiset „Мальчики рады“; (2) партитива, „если подлежащее причисляется к классу, с которым оно разделяет данное качество“ (Элиот), „для обозначения качества, которое всегда или обычно бывает присуще подлежащему“ (Setдlд), например Pojat ovat iloisia „Мальчики (бывают) рады“; (3) эссива для обозначения состояния, в котором находится в данный момент подлежащее, например Isдni on kipeдnд „Мой отец (сейчас) болен“ и (4) транслатива при глаголах, обозначающих переход из одного качества в другое, например Isдni on jo tullut vanhaksi „Мой отец состарился“.

Даже в наших западноевропейских языках предикатив не всегда стоит в именительном падеже. В датском языке в течение последних столетий было признано грамматически вполне правильным употреблять винительный (или, точнее, косвенный) падеж и, таким образом, трактовать предикатив как своего рода дополнение: Det er mig „Это я“. В английском языке в разговорной речи наблюдается то же употребление: It’s me. Обычное опущение относительного местоимения в таких предложениях, как Swinburne could not have been the great poet he was without his study of the Elizabethans „Суинберн не мог бы быть тем великим поэтом, каким он был, если бы не изучал елизаветинцев“ (аналогично и в датском языке), также, по-видимому, указывает на то, что живое чувство языка объединяет предикатив с дополнением .

дальше

 

Добавить в избранное
На главную
Новые поступления в библиотеку
Бизнес и экономика, менеджмент и маркетинг
Восстановление и укрепление здоровья
Эзотерика и мистика, магия и религия
Государство и право: история и социология, политика и философия
Мобильная связь и музыка
О. Есперсен. Философия грамматики. К содержанию
К читателю


Все права на размещенные на сайте произведения принадлежат соответствующим правообладателям. В библиотеке Вы можете скачать книгу исключительно для ознакомления. Если Вам нравится произведение, следует приобрести его печатную версию. Берегите глаза :)
 

2006 © PolBu.Ru   При копировании и использовании материалов сайта желательна ссылка Библиотека "Полка букиниста". Спасибо, и удачи Вам!