Библиотека "Полка букиниста"
Значимые книги отечественных и зарубежных авторов

Ю.Б. Фогельсон. О реальности юридических лиц

О связи правоотношений с поведением людей. Спор о природе правоотношений

Страницы:
|все|
| 01 | 02 |

А. Правоотношения - это фактические отношения, урегулированные правом. Такая точка зрения имеет несколько модификаций. Одна из них разработана традиционной западноевропейской наукой и строится, как мы видели в п. А § 1, на представлении о субъекте права как носителе правовой власти обязывать других исполнять свою волю, когда желания данного субъекта не запрещены законом. Довольно полно эта концепция описана в “Курсе германского гражданского права” Л. Эннекцеруса. Вот его определение правоотношения: “Правоотношением мы называем имеющее правовое значение и вследствие этого регулируемое объективным правом жизненное отношение, которое состоит во влекущем правовые последствия отношении лица к лицам или предметам опирается, определяет субъективное право как правовую власть. Правовая власть, по Кельзену, - возможность своим поведением создать предпосылки для применения принуждения, а правовая власть, по Эннекцерусу, - возможность своим поведением воздействовать на вещь или человека, т.е. правомочия. Субъект права, по Эннекцерусу, - это субъект правомочий.

На возражение, упоминаемое выше, о правосубъектности недееспособных Эннекцерус дает такой ответ: “...это возражение покоится на смешении правовой власти, которая, как все объективное и субъективное право, является только мысленно представляемым и волевым содержанием (человеческих связей), с фактической властью или господством, которые, хотя поощряются и защищаются правопорядком, но не могут быть им непосредственно созданы”.(25) Таким образом, по Эннекцерусу, мысленно представляемая правовая власть - это не то же самое, что фактическая власть. В частности, у недееспособных имеется мысленно представляемая правовая власть, и поэтому они могут участвовать в правоотношениях, хотя фактическая власть у них отсутствует. Но тогда фактические отношения отличаются от правоотношений, в которых участвуют недееспособные, что явно противоречит общему определению правоотношений как разновидности фактических, жизненных отношений.

С юридическими лицами ситуация еще сложнее. Здесь мысленно представляема не только правовая власть, но и сам ее носитель. О каких же фактических отношениях можно говорить? Эннекцерус выходит из положения, признавая недостаточность определения субъективного права как правовой власти по отношению к юридическим лицам.

Он видит два возможных выхода: 1) считать, что субъективные права физических лиц являются правовой властью, а права юридических лиц - лишь способом целевой связанности; 2) полностью отказаться от понятия субъективного права как правовой власти и рассматривать его как связанность в определенных целях и для физических и для юридических лиц.

Логика Эннекцеруса близко подходит к концепции Дюги и Кельзена, но на этом и останавливается. Эннекцерусу кажется, что, определив субъективное право юридического лица как целевую связанность, удается сохранить данное понятие и соответственно представление о правоотношениях в качестве разновидности фактических отношений. Однако Дюги приводит два примера, из которых видно, что определение правоотношения как фактического отношения явно противоречит практике, независимо от того, как определено субъективное право, и определено ли оно вообще.

Рассмотрим первый пример Дюги. Многократно доказано, что, вопреки определению Эннекцеруса, правоотношения не могут возникать между лицом и вещью. Правовая власть, выражающая волю собственника, направлена не на вещь, а на подавление воли всех других лиц в отношении этой вещи. Фактическая же власть собственника, направлена, конечно, на вещь. Но даже если с этим не согласиться, у Дюги есть второй, более сильный пример - завещание в пользу несуществующего еще юридического лица. Например, распоряжение наследодателя организовать на завещанные деньги больницу и передать ей все наследственное имущество. Такие акты воли защищаются объективным правом, т. е. в подобных случаях юристы “мысленно представляют” себе правоотношения с потенциальным лицом, с которым не может быть фактических отношений, так как лица не существует. Дюги же в полном соответствии со своей концепцией пишет: “Ни к чему разыскивать начало и конец несуществующего отношения, а просто нужно установить, был ли налицо акт воли, вызванный целью, согласной с объективным правом”.(26)

дальше

 

Добавить в избранное
На главную
Новые поступления в библиотеку
Бизнес и экономика, менеджмент и маркетинг
Восстановление и укрепление здоровья
Эзотерика и мистика, магия и религия
Государство и право: история и социология, политика и философия
Мобильная связь и музыка
Ю.Б. Фогельсон. О реальности юридических лиц. К содержанию
К читателю


Все права на размещенные на сайте произведения принадлежат соответствующим правообладателям. В библиотеке Вы можете скачать книгу исключительно для ознакомления. Если Вам нравится произведение, следует приобрести его печатную версию. Берегите глаза :)
 

2006 © PolBu.Ru   При копировании и использовании материалов сайта желательна ссылка Библиотека "Полка букиниста". Спасибо, и удачи Вам!