Библиотека "Полка букиниста"
Значимые книги отечественных и зарубежных авторов

В.С. Поликарпов. Если бы... Исторические версии

Великое княжество Литовское и Русское стало интегрирующим центром русских земель

Страницы:
|все|
| 01 | 02 | 03 | 04 |

Исторически сложилось так, что именно Москва оказалась объединяющим центром русских земель, причем решающую роль в образовании русской державы сыграл Иван III -достойный потомок Ивана Калиты. Очень емкую характеристику деятельности этого московского государя дал отечественный историк А.А. Зимин: "Время долгого правления Ивана III ознаменовалось событием всемирно-исторического значения. Перед глазами современников Русь, раздробленная ранее на множество земель и княжеств, предстала государством, объединенным под властью великого князя Ивана Васильевича, государственной мудрости и решительности которого современники единодушно отдавали дань уважения. Если в 1462 году Иван HI наследовал княжество, размеры которого едва ли превышали 430 тыс. кв. км, то уже при вступлении на престол его внука Ивана IV в 1533 году государственная территория Руси возросла более чем в шесть раз, достигая 2800 тыс. кв. км с населением в несколько миллионов человек. Причем основные приобретения были сделаны именно в годы правления Ивана Ш. С могущественным Русским государством отныне должны были считаться крупнейшие европейские и ближневосточные страны" [78, 59]. Завершающий этап процесса объединения русских земель пришелся на правление Василия III, названного "последним собирателем земли Русской".

Если всмотреться в разноцветную, похожую на лоскутное одеяло карту средневековой Руси, вчитаться в летописные рассказы о княжеских междоусобицах, то победа москвичей над тверичами, рязанцами, нижегородцами кажется проявлением закономерности, торжеством централизации над феодальной раздробленностью, единства над сепаратизмом. И такое традиционное представление прочно вошло в массовое сознание, хотя некоторые мыслители задумывались о другом, альтернативном пути развития русского государства. "И почему было Москве царством быть? И хто то знал, что Москве государством слыть", - дивился в XVII в. один из русских книжников. Вслед за ним на основе исследования хода образования централизованного государства в России А.И.Герцен подчеркивает, что московский абсолютизм не был единственной альтернативой развития России: "В XV и даже в начале XVI века развитие событий в России отличалось еще такой нерешительностью, что оставалось неясным, который из двух принципов, определяющих жизнь народную и жизнь политическую в стране, возьмет верх: князь или община..." [43, т. 7, 161]. Здесь А. Герцен имеет в виду соперничество Москвы и Новгорода, говорит о "полицентризме", присущем начальному этапу борьбы за восстановление единства страны, однако его мысль не выходит за рамки Северо-Восточной Руси.

Вслед за ним такой же подход, как правило, просматривается и в трудах специалистов по истории нашего отечества. Буквально в последнее время начинают обращать внимание на то, что наряду с Москвой на роль собирателей русских земель претендовала ее соперница Литва (или Великое княжество Литовское и Русское), чья территория простиралась от Балтики до Черного моря [26], Ведь на обломках Киевской Руси возникли и Московская Русь и Великое княжество Литовское и Русское, сохранившие традиции древнерусской культуры, хотя первая впитала в себя культуру финских и тюркских племен, а вторая- культуру балтов. И одно, и другое государство стремилась объединить под своей эгидой, выступить интегрирующим центром русских земель, однако пути их развития отличались друг от друга. "Опыт Великого княжества Литовского Русского показывает, - отмечает С.В. Думин, -- что на старославянских землях было возможно создание не только азиатской деспотии Ивана Грозного, но и достаточно эффективное функционирование демократических институтов многонационального государства, в течение длительного времени довольно успешно решавшего свои многочисленные проблемы" [85,123].

Исследования генезиса самодержавия показывают, что здесь решающую роль сыграли два фактора. Первый состоит в том, что на северо-востоке Руси сложился особый социальный слой-посадники, имеющий невысокий социальный статус, оруженосцы, стражники и тиуны, которые были слугами, или холопами, своего господина - князя. В Западной Европе отношения подданства тоже существовали, но они не превратились в холопское подданство. Второй фактор - это монгольское иго: так как русские князья стали "служебниками" ханов, то они впитали в себя дух монгольской империи - абсолютное послушание подданных и неограниченную власть правителей. И если к этому добавить, что в ходе монгольского завоевания Руси была истреблена основная масса феодалов-землевладельцев, то монгольский дух 'в сочетаний с зависимостью от князя слоя холопов-подданных и определил самодержавный, деспотический путь развития Московского государства [85, 41-42].

Существовала еще в конце XIV столетия и демократическая альтернатива развития Руси (и России) - под эгидой Гедиминовичей, которые в 1320 году разгромили татарские войска и изгнали их из Малороссии, где было восстановлено русское правление при сохранении прав и обычаев русского населения [110, 5-6]. По социальной структуре населения Великое княжество Литовское и Русское практически не отличалось от Северо-Восточной Руси, оно было преимущественно славянским. Поэтому представим себе, что в 1381 году осуществился проект союза Москвы и Великого княжества Литовского и Русского, который предусматривая крещение Ягайло в православие и женитьбу на одной из дочерей Дмитрия Донского.

И тогда процесс развития восточнославянских земель потек по иному, чем это произошло в действительности, руслу.

Это событие стало поворотным в судьбах всей Восточной Европы, ибо возникшее государственное объединение стало настолько мощным, что попытка Тохтамыша заставить русские земли платить татарам подати кончилась его разгромом и окончательным освобождением от татаро-монгольского ига. Резко возрос международный авторитет нового московско-литовского княжества, сумевшего стать вольным и охватывающего огромные территории - помимо собственно Литвы сюда входили земли между Западной Двиной, Днепром и Припятью, а также Брянская, Северская, Киевская, Черниговская, Подольская и Московская земли. Ведь после смерти Дмитрия Донского власть полностью перешла к великому князю литовскому и русскому Якову Ольгердовичу (так он стал называться в соответствии с договором, с таким новым именем Ягайло значится в родословной литовских князей, составленной в XV в. в Твери).

Новый великий князь литовский и русский завершает процесс славянизации литовских земель, начавшийся столетием раньше. Феодальная знать Великого княжества Литовского, за исключением князей, состояла в основном из русских. В литовское законодательство вошло русское право, основанное на знаменитой "Русской Правде", русский язык в его западном варианте ("русская мова") стал языком образованной части литовского общества. Литовские племена (жмудь, литва, латгалы, зимогола и др.) по своему языческому быту были родственны восточным славянам и нет ничего удивительного, что литовцы все чаще принимали православную веру и все больше попадали под влияние русской культуры [75, 193-194].

Существование такого рода предпосылок позволило Якову Ольгердовичу успешно завершить процесс славянизации литовских земель.

Этому сопутствовала и их христианизация по православному обряду. Великий князь утвердил православие столь же энергично, как он все привык делать. Здесь ему пришлось столкнуться с сопротивлением со стороны части литовской знати, которая стремилась занять привилегированное положение по отношению к знати русских земель. Но оно было преодолено, ибо в целом отношение литовской знати к православию было положительным -ранее ведь крестились не только Гедиминовичи, осевшие на русских землях, но и их дружины. Возражение боярства жмуди не сыграло существенной роли при этом, так как жмудская земля, обескровленная набегами крестоносцев ив течение длительного времени ведущая борьбу с немецкими рыцарями, не могла оказывать серьезного влияния на государственные дела. Православие усилило поддержку Якова Ольгердовича на славянских землях Великого княжества Литовского и Русского, не говоря уже о Северо-Восточной Руси.

Славянское население составляло большую часть Литовско-русского государства (так теперь стал называться литовско-московский союз, который расширился за счет присоединения к нему тверского, рязанского и нижегородского княжества благодаря гибкой и умелой политике заключения браков, проводимой Яковом Ольгердовичем и его преемниками), а русские отряды - значительную часть его вооруженных сил. Столицей нового государства стал город Вильно, представляющий собой русский город по основному составу населения.

Внутреннее управление обеих частей нового государства, включающего в себя литовские и русские княжества и земли Северо-Восточной Руси, оставалось раздельным. И только со временем столицей станет новый город, выстроенный на берегу Балтийского моря, чтобы установить более тесный контакт с Западной Европой.

Гедиминовичи ведут гибкую внешнюю политику - они расширяют территорию своего государства самыми различными способами, начиная с заключения браков между представителями правящих родов и кончая захватами новых земель. В конце XIV столетия русско-литовские войска совершили поход в Причерноморсхие степи и овладели низовьями Днепра. Одновременно с этим изгнанному из Золотой орды хану Тохтамышу правители литовско-русского княжества военной силой вернули потерянный им трон, получив союзника и установив мир на юго-востоке своих владений. Это позволило Гедениновичам заключить союз с католической 'Польшей, чтобы остановить начавшееся вторжение на восточно-славянские земли войска тевтонского ордена.

В июле 1410 г. произошла решающая битва у Грюнваль-да, где рыцарям-крестоносцам противостояли польские, литовско-русские и татарские войска. Грюнвальдская победа положила конец агрессии тевтонского ордена на территории Польши и Литовско-русского государства.

Союзные польско-литовско-русско-татарские войска взяли ряд орденских замков, освободили захваченные рыцарями города (Гданьск, Торунь и др.). После подписания в 1411 г. мирного договора Польше и Литве-Руси возвращены все захваченные у них рыцарями земли и выплачена большая контрибуция. В начале XV века Литовско-русское государство на юге получило выход на южное побережье Черного моря -от устья Днепра до устья Днестра. Положение Литвы-Руси настолько окрепло и усилилось, ее территория так увеличилась, что великий князь принял титул короля, повысив таким образом статус державы.

Нужно заметить, что Литовско-русское королевство по сути представляло скорее федерацию отдельных земель. Власть в этих землях находилась в руках местных феодалов, в их внутренние дела король не очень-то вмешивался.

И тем не менее литовско-русское королевство, где официальным языком был русский язык, обладало достаточной крепостью и представляло собой целостное образование. Это было обусловлено следующими факторами. Правящие князья, a TIOTOM и короли из рода Гедиминовичей уничтожили удельные княжества, оставив земли в руках местных феодалов. Всем городам предоставлялось магдебургское право, в которое входило и право самоуправления. Во всяком случае несомненно одно: если вначале в одних городах действовали старинные традиционные нормы самоуправления, в других действовало магдебургское право, то с конца XV столетия магдебургское право распространяется, все города получили право на самоуправление по западно-европейскому образцу. Многие горожане особыми привилегиями были освобождены от работ, традиционно исполняемых в пользу государя. Горожане составляют довольно многочисленную и влиятельную группу населения, особенно в таких городах, как Вильно, Москва, Тверь, Рязань, Смоленск, Киев, Полоцк, Витебск. Литовско-русские города с сословными правами горожан и привилегиями их общин служили одной из опор центральной королевской власти, ограничивая тем самым аппетиты местных феодалов.

Литовско-русское королевство цементировалось и православной церковью, которая находилась в подчинении королевской власти. В связи с падением Константинополя на Литве-Руси образуется собственная патриархия с центром (местонахождение патриарха) в Киеве, признанным по традиции столицей русского православия. Православная иерархия, имеющая в своем распоряжении немалые монастырские земли и множество богатых приходов, идеологически поддерживала короля. Находившиеся в руках литовско-русских королей духовные и светские силы воздействия цементировали громадное государство, которое продолжало расширять свои владения. Примером этого служит завоевание Сибири донским казачьим войском, возглавляемым Ермаком.

Остановимся также на положении боярства в королевстве Гедиминовичей. В это сословие входили все служившие государю лица благородного происхождения, а не высшая группа чинов великокняжеского двора, как это было раньше в Северо-Восточной Руси. Права боярства определялись обычаем, условиями пожалования земель, и хотя бояре участвовали в местном самоуправлении, не имелось их общегосударственного представительного органа. Иное дело, что представители всех сословий входили в состав Земского собора, на котором решались все важнейшие дела и выбирались короли в соответствии с установленным сводом законов. Это не позволяло Литовско-русскому государству превратиться в самодержавную деспотию азиатского типа.

Подавляющее население Литовско-русского королевства составляли крестьяне - "люди", "мужи", причем до конца XV века сохранились типичные для Киевской Руси даннические отношения между крестьянами и феодалами. В конце XVI в. свод законов Литовско-русского королевства закрепил принцип "земской давности", согласно которому проживший в имении десять лет свободный крестьянин превращается в крепостного, причем феодал сохранял право на розыск беглого лишь в течение десяти лет. Впоследствии в связи с включением королевства в хлебную торговлю с Западной Европой, начнется распространение барщины. Однако на севере Литовско-русской державы, на Урале, в Сибири, на Волге и Дону крестьяне оставались свободными. Это позволило потоп -в начале XVII столетия отменить крепостное право повсеместно и дать еще больший простор развитию общества.

Логика развития привела к тому, что Литовско-русское королевство превратилось в империю, в чем-то похожую на Священную Римскую империю. Польское королевство вошло в Литовско-русскую державу на правах автономного образования. В Литовско-русской империи с ее бесчисленным множеством народов и религий господствовал дух веротерпимости.

В силу интенсивных контактов Запада и Востока здесь сложилась уникальная культура, чьим ядром осталась самобытная восточно-славянская культура.

Как видно из изложенного, единство Руси могло осуществляться на основе политической программы Великого княжества Литовского и Русского, причем такой вариант развития не исключался в качестве альтернативы вплоть до XV столетия. По мнению С.В. Думина, такой путь объединения Руси мог дать следующее:

- вместо самодержавия - сословное представительство и сохранение региональных особенностей в течение довольно длительного времени;

- более раннее избавление от власти Орды;

- восстановление связей с Западом, ибо выход к Балтике совершен за 300-400 лет до Петра Великого;

- более интенсивное усвоение западноевропейской культуры при сохранении особенностей восточно-славянской цивилизации [85, 123-124].

Однако и эта пиния в силу обстоятельств была прервана и верх одержала Московская Русь с ее самодержавием, с ее восточным деспотизмом.

дальше

 

Добавить в избранное
На главную
Новые поступления в библиотеку
Бизнес и экономика, менеджмент и маркетинг
Восстановление и укрепление здоровья
Эзотерика и мистика, магия и религия
Государство и право: история и социология, политика и философия
Мобильная связь и музыка
В.С. Поликарпов. Если бы... Исторические версии. К содержанию
К читателю


Все права на размещенные на сайте произведения принадлежат соответствующим правообладателям. В библиотеке Вы можете скачать книгу исключительно для ознакомления. Если Вам нравится произведение, следует приобрести его печатную версию. Берегите глаза :)
 

2006 © PolBu.Ru   При копировании и использовании материалов сайта желательна ссылка Библиотека "Полка букиниста". Спасибо, и удачи Вам!